ПРОГРАММА ДЛЯ ЖЕЛАЮЩЕГО СОВЕРШИТЬ УМРУ ИЛИ ХАДЖА ()

 

|

 ПРОГРАММА ДЛЯ ЖЕЛАЮЩЕГО СОВЕРШИТЬ УМРУ ИЛИ ХАДЖА

[ روسي — Russian — Русский ]

Шейх Мухаммад бин Салих аль-Усаймин

—™

Офис по содействию в призыве, наставлении

и просвещении этнических групп

в районе Рабва г. Эр-Рияд, КСА

 Во имя Аллаха Всемилостивого, Милующего!

Хвала Аллаху, Его мы восхваляем, к Нему мы взываем о помощи и Его молим о прощении, перед Ним раскаиваемся и ищем защиты от зла наших душ и скверны наших деяний. Никто не введёт в заб­луж­дение того, кого Аллах наставит на истинный путь, но если кого-то Аллах введёт в заблуждение[1] — нет никого, кто направил бы его к истине. Я свидетельствую, что нет никого достойного поклонения кроме одного лишь Аллаха, у Которого нет сотоварищей, и свидетельствую, что Мухаммад Его раб и Его посланник, да благословит его Аллах и приветствует, и его близких, и его сподвижников, а также всех тех, кто последовал за ними в благочестии до Судного Дня.

Воистину, хадж — одно из лучших поклонений и величайших богоугодных деяний, поскольку это один из столпов ислама, с которым Аллах направил Мухаммада, да благословит его Аллах и приветствует, и без которого религия раба Аллаха не будет правильной.

И так как это поклонение, то приближение посредством него к Аллаху будет правильным и будет принятым только при соблюдении двух условий:

Первое: искренность совершения ради Великого и Всемогущего Аллаха, когда поклонение совершается из устремления к Лику Аллаха и Последней Обители, а не из-за показухи или стремления прославиться.

Второе: неуклонное следование Пророку, да благословит его Аллах и приветствует, в этом поклонении словом и делом, а добиться этого неуклонного следования Пророку, да благословит его Аллах и приветствует, невозможно без знания его Сунны, да благословит его Аллах и приветствует. В связи с этим тому, кто желает неуклонно следовать ему, непременно нужно изучать его Сунну, да благословит его Аллах и приветствует, перенимая её от обладателей знаний о ней либо посредством переписки, либо напрямую из уст в уста. Обязанностью же обладателей знания, которые унаследовали его от Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, и продолжают его дело в его Умме, является практическое исполнение в своём поклонении, поведении и взаимоотношениях того, что они изучили из Сунны своего Пророка, да благословит его Аллах и приветствует. Также они обязаны доводить это до Уммы и призывать её к Сунне, с тем чтобы оказаться истинными наследниками Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, на словах, на деле, в доведении и в при­зыве, и быть из числа надеющихся на милость Аллаха, уверовавших и творивших благие деяния, заповедавших между собой истину и терпение.

Это — краткая выдержка, посвящённая тому, что связано с обрядами хаджа и умры, где я шёл в соответствии с известными мне текстами Книги Аллаха и Сунны, надеясь, что Всевышний Аллах сделает это искренним ради Него и полезным для Его рабов.

 ЭТИЧЕСКИЕ ПРАВИЛА ПУТИ

Тому, кто выступил с целью совершения хаджа или любого другого поклонения, следует постоянно помнить о намерении приблизиться к Всевышнему Аллаху во всех своих состояниях, с тем чтобы его высказывания, поступки и расходы приближали его к Всевышнему Аллаху, ибо все поступки оцениваются по намерениям, и каждый человек получит по своему намерению. Также ему следует изменять свой нрав и стремиться к таким прекрасным чертам как щедрость, снисходительность, порядочность и хорошее обращение со своими спутниками, помогать им материально и физически, стремиться вселять радость в их сердца, и все это в дополнение к тем видам поклонения, что возложил на него Аллах, и отстранение от запретного.

Также ему следует иметь с собой больше денег на расходы и вещей для поездки, взяв с собой сверх своих потребностей из предосторожности на случай, если у него возникнут какие-либо нужды.

Также ему, выезжая в путь, следует произнести то, что передано от Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, сюда относится следующее:

1. Поставив ногу на средство передвижения, следует сказать: «Бисми-Лля́х…/ С именем Аллаха», а уже взобравшись, вспомнить о милости Аллаха к Своим рабам, выраженной в облегчении пользования различными средствами передвижения, и затем сказать:

«Алла́ху акбар, Алла́ху акбар, Алла́ху акбар. Субха́на-ллязи́ саххара ляна́ ха́за уа ма кунна́ ляху́ мукърини́на уа инна́ иля Раббина́ лямункалибу́н[2]. Алла́хумма, инна́ насьалюкя фи сафарина хаза-ль-бирра ва-т-таква́, ва мин аль-'амали ма тарда! Алла́хумма, хаввин 'аляйна сафарана хаза, ва-тви 'анна бу'даху! Алла́хумма, Анта-с-са́хибу фи-с-сафари валь-хали́фату фи-ль-ахли, Алла́хума инни́ а’узу бикя мин ва'саи-с-сафари ва каа́бати-ль-манзари ва су-и-ль-мунка­ляби фи-ль-мали ва-ль-ахли ва-ль-валяд! / Велик Аллах, Велик Аллах, Велик Аллах! Пречист Тот, Кто подчинил нам это, ведь мы сами на такое были неспособны и воистину все мы вернёмся к нашему Господу. О Аллах, поистине, мы просим Тебя о благочестии и богобоязненности в этом нашем путешествии, а также о совершении тех дел, которыми Ты останешься доволен! О Аллах, облегчи нам это наше путешествие и сократи для нас его протяжённость! О Аллах, Ты будешь спутником в этом путешествии, и Ты останешься с семьёй, о Аллах, поистине, я прибегаю к Тебе от трудностей пути, от уныния, в которое я могу впасть от того, что увижу, и от неприятностей, касающихся имущества, семьи и детей!».

2. Произнесение слов «Алла́ху акбар / Вели́к Аллах!» при подъёме на возвышенность и слов «Субха́на-Лла́х́ / Пречист Аллах!» при спуске в низину.

3. Остановившись в каком-либо месте следует сказать: «А’у́зу би-калима́ти-Лля́хи-т-та́мати мин шарри ма халякъ / Прибегаю к защите совершенных слов Аллаха от зла того, что Он создал», и сказавшему эти слова не повредит ничто до тех пор, пока он не двинется с того места, где он произнёс эти слова.

 ПОЕЗДКА ЖЕНЩИНЫ

Женщине не разрешается выезжать для совершения хаджа или умры, кроме как в сопровождении махрама, и не имеет значения продолжительное ли это путешествие или непродолжительное, вне зависимости от того, есть ли с ней женщины или нет, молодая она или старая, что объясняется общностью смысла того, что сказал Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, «Пусть женщина не выезжает в путь кроме как в сопровождении мах­рама».

Мудрость в запрете женщине выезжать в путь без сопровождения махрама заключается в её доверчивости и неспособности защитить себя, ибо она является объектом вожделения для мужчин, и возможно будет обманута или принуждена, или окажется слабой в своей религиозности и последует за своими страстями, в результате чего окажется объектом вожделения для желающих. Махрам же будет заботиться о ней, будет оберегать её честь и защищать её, поэтому обязательным условием является то, что он должен быть совершеннолетним и быть в здравом уме. Поэтому маленького ребёнка, не достигшего зрелости, или слабоумного, недостаточно в качестве махрама.

Махрамом является отец женщины и каждый, в отношении кого действует постоянный запрет на брачные отношения по причине кровного или молочного родства, а также свойства́[3]. К махрамам по причине кровного родства относятся семь категорий:

1. Отец, дедушки и так далее по восходящей линии, как по линии матери, так и по линии отца;

2. Сыновья, сыновья сыновей и сыновья дочерей, и так далее по нисходящей линии;

3. Родные братья[4] или братья сводные по отцу или по матери;

4. Сыновья братьев, вне зависимости от того, сыновья ли это родных братьев или сыновья сводных братьев по отцу или по матери;

5. Сыновья сестёр[5], вне зависимости от того, сыновья ли это родных сестёр или сыновья сводных сестёр по отцу или по матери;

6. Родные дяди со стороны отца[6], вне зависимости от того, являются ли они дядями по отцу и по матери, либо только по отцу или по матери;

7. Родные дяди со стороны матери[7], вне зависимости от того, являются ли они дядями по отцу и по матери, либо только по отцу или по матери.

Махрамами по молочному родству являются все те же, кто приходится махрамом по родству, что основано на словах Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, «Всё то, что становится запретным по причине кровного родства, становится запретным и по причине родства молочного»[8].

Махрамами по свойству́ являются:

1. Сыновья супруга женщины, сыновья его сыновей и сыновья его дочерей, и так далее по нисходящей линии, вне зависимости от того, рождены ли они от предыдущей его жены, или от той, на которой он женат одновременно с ней, или женился после неё;

2. Отец супруга женщины, его дедушки и так далее по восходящей линии, независимо от того, будь то дедушки мужчины по отцу или по матери;

3. Мужья дочерей, мужья дочерей сына, и мужья дочерей дочери, и так далее по нисходящей линии.

В отношении трёх этих категорий запрет устанавливается уже просто на основании заключения брака, и даже если брак прекратится в результате смерти, развода или будет расторгнут, запрет для них всё равно сохранится.

4. Мужья матери, мужья бабушек и так далее по восходящей линии, однако их мужья становятся махрамами для дочерей или сыновей своих жён, или дочерей дочери своей жены только после близости с их матерью. И только если имела место близость, муж становится махрамом для дочерей своей жены от предыдущего брака, или от брака в который она вступит после него, а также для дочерей её сыновей или дочерей, даже если после этого он развелся с ней. Если же он только заключил брак с женщиной, а затем развёлся с ней до того, как вступил в близость, то он не будет махрамом ни для её дочерей, ни для дочерей её сыновей или дочерей.

 МОЛИТВА ПУТНИКА

Религия ислам — это религия умеренности, в ней нет ничего обременительного или трудного, и каждый раз, когда возникает трудность, Аллах открывает врата к облегчению. Всевышний Аллах сказал: «Он избрал вас и не сделал для вас никакого затруднения в религии»[9], также Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Религия — легка», и как сказали учёные, да смилостивится над ними Всевышний Аллах, «Трудность несёт за собой облегчение».

И поскольку путь обычно предполагает трудности, связанные с ним положения шариата были облегчены. К таковым относятся:

1. Разрешение совершать тайаммум[10] для путника, если он не найдёт воды, или если у него есть с собой некоторое количество воды, в которой он нуждается для приготовления пищи или для питья. Но как только у него появится уверенность в том, что он достигнет воды прежде, чем истечёт предпочтительное время совершения молитвы, то в этом случае лучше отложить молитву до тех пор, пока он не достигнет воды, дабы очиститься ею.

2. Узаконенным в шариате в отношении путника является сокращение молитвы из четырёх ракаатов до двух ракаатов, начиная с того момента, как только он выйдет из своего города и пока не вернётся туда, даже если это продлится длительный период времени. Это объясняется тем, что передано в «Досто­верном сборнике» аль-Бухари от Ибн Аббаса, да будет доволен ими обоими Аллах, что Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, оставался в Мекке в год её взятия в течение 19 дней и совершал молитвы только по два ракаата, также Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, оставался в Табу́ке в течение 20 дней и сокращал молитвы.

Однако, если путник совершает молитву за имамом, не-путником, совершающим четыре ракаата, то и он совершает четыре ракаата, следуя за своим имамом, и не имеет значения успел ли он присоединиться к молитве имама с самого начала, или присоединился к ней уже во время неё. И если имам произнёс слова приветствия [по завершению молитвы], то [путник] заканчивает молитву, доведя количество ракаатов до четырёх, и это основано на словах Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, «Поистине, имам назначается для того, чтобы [во время совершения молитвы] другие следовали ему». Также об этом свидетельствует и общий смысл его высказывания «И если вы успели [присоединиться к молитве вместе с имамом], то совершайте её, а если вы упустили [что-то из молитвы] — восполните это до конца». Однажды, когда Ибн Аббаса, да будет доволен ими обоими Аллах, спросили: «Почему это путник совершает два ракаата, если он молится один, и четыре, если он следует за не-путником?», и он ответил: «Это сунна». Также и Ибн Умар, да будет доволен ими обоими Аллах, вместе с имамом совершал четыре ракаата, а если он совершал молитву в одиноч­ку, то он совершал только два ракаата.

3. Узаконенным в шариате в отношении путника является объединение полуденной и предвечерней молитв, а также объединение вечерней и ночной молитв, если он нуждается в объединении, например, если продолжает движение, и тогда ему лучше сделать то, что легче для него, совершив их либо раньше, либо позже[11].

Если же он не нуждается в том, чтобы объединить молитвы, то он не делает этого, например, когда он остановился в каком-либо месте и не собирается выезжать оттуда до наступления времени второй молитвы, такой путник не объединяет молитвы, а совершает каждый фард в своё время, поскольку у него нет нужды в объединении.

 МИКА́ТЫ

Мика́ты — это места, определённые Пророком, да благословит его Аллах и приветствует, для вхождения в них в состояние[12] ихра́ма для тех, кто желает совершить хадж или умру, таких мика́тов пять:

Первый: Зуль-Хулейфа, также она называется «Абйа́р Али», и ещё люди называют её «аль-Хаса́», между этим мика́том и Меккой примерно десять переходов[13], это мика́т жителей Медины и тех, кто проезжает через него, из числа живущих в других местах.

Второй: аль-Джухфа, это древнее селение, между ним и Меккой примерно пять переходов, сейчас это селение уже заброшено и вместо него люди входят в ихра́м в Ра́биг. Это мика́т жителей Ша́ма и тех, кто проезжает через него, из числа живущих в других местах.

Третий: Йалямлям, это гора или местность в Тиха́ме, между ним и Меккой примерно два перехода, это мика́т жителей Йе­ме­на и тех, кто проезжает тех, кто проезжает через него, из числа живущих в других местах.

Четвёртый: Карн аль-мана́зиль, также он называется «ас-Сейль». Между ним и Меккой два перехода, это мика́т жителей Неджда[14] и тех, кто проезжает тех, кто проезжает через него, из числа живущих в других местах.

Пятый: Зату Иркъ, также он называется «ад-Дари́ба», между ним и Меккой два перехода, это мика́т жителей Ирака и тех, кто проезжает тех, кто проезжает через него, из числа живущих в других местах.

И для того, кто находится ближе к Мекке чем эти мика́ты, мика́том будет то место, где он находится. Соответственно он входит в состояние ихра́ма там, например, жители Мекки входят в ихра́м в Мекке[15]. Тот же, чей путь проходит справа или слева от этих мика́тов, входит в ихра́м, когда поравняется с ближайшим к нему мика́том, а находящийся в самолёте входит в ихра́м, когда поравняется с мика́том сверху. Он готовится заранее и облекается в одеяния ихра́ма прежде чем поравняется с мика́том, а поравнявшись с ним сразу же делает намерение, и ему не разрешается задерживаться с намерением. Некоторые люди, желая совершить хадж или умру и находясь в самолёте, не входят в ихра́м, когда пролетают над мика́том, а откладывают своё вхождение в ихра́м до тех пор, пока не приземлятся в аэропорту, но это не разрешается, поскольку является нарушением границ, установленных Всевышним Аллахом. В случае, если он проехал мика́т и не желал совершать ни хаджа, ни умры, и затем у него возникло намерение совершить хадж или умру — тогда он входит в состояние ихра́ма в том месте, где сделал намерение, и он не должен совершать каких-либо искупительных действий.

Тот, кто проехал эти мика́ты и не желает совершать ни хаджа, ни умры, а хочет попасть в Мекку чтобы навестить близкого человека, по торговым делам, в поисках знаний, для лечения, или с иной целью, не обязан входить в ихра́м. Это основывается на хадисе Ибн Аббаса, да будет доволен ими обоими Аллах, о том, что Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, установил мика́ты и сказал: «Эти [ мика́ты] для [жителей] этих [местностей[16]] и для тех, кто приехал туда из жителей других мест, желающих совершить хадж и умру». Таким образом, он связал шариатскую норму с теми, кто хочет совершить хадж и умру, из чего понимается, что не желающий совершить хадж и умру не обязан входить в них в состояние ихра́ма. Желание совершить хадж и умру не является обязательным для того, кто уже выполнил фард, и хадж является обязанностью только один раз в жизни, что основано на словах Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, «Хадж [совершается] один раз, а что сверх этого, то это добровольное [поклонение]». Однако лучше не лишать себя дополнительного совершения обрядов паломничества, чтобы получить за это награду, поскольку в это время стало легко входить в ихра́м, хвала и благодарность Аллаху.

 ВИДЫ ОБРЯДОВ ХАДЖА

Существует три вида обрядов хаджа: таматту’, ифра́д и кыра́н.

Ат-таматту’ заключается в том, что человек в месяцы хаджа входит в ихра́м только для совершения умры. Прибыв в Мекку он совершает тава́ф и са’и умры, и затем сбривает или укорачивает волосы, а когда наступает день ат-тарвийя — это 8-й день зуль-хидджа, он входит в ихра́м только для совершения хаджа, и выполняет все его действия.

Аль-ифра́д заключается в том, что человек входит в ихра́м только для совершения хаджа. Прибыв в Мекку он совершает тава́ф аль-куду́м, и затем совершает са’и хаджа, не сбривает и не укорачивает волосы, и не выходит из состояния ихра́ма, а остаётся в ихра́ме пока не выйдет из него после бросания камешков в Джамрат аль-акаба в день Праздника жертвоприношения. Если он отложил са’и хаджа до тех пор, пока не совершит тава́ф хаджа, то в этом нет ничего страшного.

Аль-кыра́н заключается в том, что человек входит в ихра́м для совершения умры и хаджа вместе, или сначала входит в ихра́м для совершения умры, а затем присоединяет к ней хадж, до того, как начнёт тава́ф умры. Совершающий кыра́н делает всё то же самое, что и совершающий ифра́д, за исключением того, что совершающий кыра́н должен совершить жертвоприношение хадьи, а совершающий ифра́д — нет.

Лучшим из этих трёх видов хаджа является ат-таматту’, и это то, что Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, велел совершить своим сподвижникам и призывал их к этому, и поэтому, если даже человек вошёл в ихра́м для совершения кыра́на или ифра́да, то для него очень желательным является изменить свой ихра́м на умру, с тем чтобы совершить таматту’, пусть даже после того как он уже совершил тава́ф и са’и. Это объясняется тем, что Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, после того как совершил тава́ф и са’и в год Прощального хаджа, и с ним были его сподвижники, велел каждому, у кого не было [жертвенного животного] ха­дь­и[17] изменить [намерение] своего ихра́ма на умру, и укоротив волосы, выйти из ихра́ма, и сам он сказал: «Если бы я не пригнал хадьи, я бы непременно сделал то же, что приказал и вам».

Далее: иногда человек входит в ихра́м для умры, чтобы затем совершить таматту’, но у него не оказывается возможности совершить умру до пребывания в Арафа́­те[18], в этой ситуации он присоединяет хадж к умре, и совершает кыра́н. Мы приведём два примера этого:

Пример первый: Женщина вошла в ихра́м для умры и затем хаджа-тамат­ту’, но у неё начались месячные или послеродовое кровотечение до того, как она совершила тава́ф, и она не очистилась до тех пор, пока пришло время стояния в Арафа́те. В этой ситуации она делает намерение присоединить хадж к умре, и станет совершать кыра́н, оставаясь в состоянии ихра́ма и делая всё то, что совершает паломник, с той разницей, что она не совершает тава́ф вокруг Каабы, и не совершает са’и между ас-Сафа́ и аль-Ма́рва до тех пор, пока не очистится и не совершит полного омовения.

Пример второй: Человек вошёл в ихра́м для умры, чтобы затем совершить хадж-таматту’, но по какой-то причине он не смог войти в Мекку до дня Арафата, в этой ситуации он делает намерение присоединить хадж к умре, и будет совершать кыра́н, продолжая оставаться в ихра́ме, и совершая всё то, что делает паломник.

 КТО ИЗ ВОШЕДШИХ В ИХРА́М ОБЯЗАН СОВЕРШИТЬ ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ

Вошедший в ихра́м и обязанный совершить жертвоприношение хадьи — это тот, кто совершает таматту’ и кыра́н, а не совершающий ифра́д.

Совершающий таматту’ — это тот, кто входит в ихра́м для умры в месяцы хаджа (то есть после начала месяца шавва́ль), затем выходит из состояния ихра́ма, а потом в этом же году входит ихра́м для совершения хаджа. Если же он вошёл в ихра́м для совершения умры до начала шавва́ля, то это не будет таматту’, и он не обязан совершать жертвоприношение хадьи, независимо от того, соблюдал ли он пост рамада́на в Мекке или нет. Пост в рамада́н в Мекке никак не влияет на это, и здесь учитывается намерение совершить умру, и поэтому, если она совершалась до начала шавва́ля, он не обязан совершать жертвоприношение хадьи. Если же он совершал умру после начала шавва́ля, то это считается таматту’ и он должен совершить жертвоприношение хадьи, в случае, если выполняются условия обязательности этого. Что же касается убеждений некоторых простых мусульман о том, что во внимание принимается именно пост в рамада́н, и что соблюдавший его в Мекке не должен совершать жертвоприношение, а тот, кто не постился в ней, обязан совершить его — то это убеждение неправильное.

Что касается совершающего кыра́н — то это тот, кто входит в ихра́м для умры и хаджа вместе, или входит в ихра́м для умры, а затем присоединяет к ней хадж, прежде чем начать совершение тава́фа умры.

Совершающий таматту’ или кыра́н обязаны совершать жертвоприношение хадьи только при условии, что они не являются «живущими рядом с Мечетью аль-Хара́м», и если они живут рядом с ней, то они не обязаны совершать жертвоприношение.

«Живущие рядом с Мечетью аль-Ха­ра́м» — это те, кто проживает на территории аль-Хара́ма, а также те, кто проживает вблизи него, настолько, что между ними и аль-Хара́мом нет расстояния, при котором разрешается сокращать молитву, например, как жители [района] аш-Шара́и' и им подобные, и они не обязаны совершать жертвоприношение. Что же касается тех, кто живёт вдали от аль-Хара́ма, настолько, что расстояние между ними и аль-Хара́мом считается путешествием — например, как жители Джидды, то они должны совершить жертвоприношение.

Те, кто проживает в Мекке, но потом выехал в другое место для приобретения знаний или по иной причине, и затем вернулся в Мекку, совершая таматту’ — они не обязаны совершать жертвоприношение, поскольку учитывается место его временного пребывания и место его постоянного жительства, и это Мекка. Исключением будет случай, когда человек переехал из Мекки в другой город для постоянного проживания — вернувшись в Мекку и совершая таматту’ он должен совершить жертвоприношение, поскольку в этом случае он не является «живущим рядом с Мечетью аль-Хара́м».

Обязательное для совершающего таматту’ или кыра́н жертвоприношение хадьи — это овца[19], которая соответствует условиям жертвоприношения (удхийя), либо одна седьмая верблюда или одна седьмая коровы. Если же у него нет средств (или он не найдёт жертвенного животного), то он постится три дня в хадже и семь дней после возвращения к своей семье. Также разрешается поститься эти три дня в течение дней ташри́ка, это 11-е, 12-е и 13-е числа месяца зуль-хидджа. Также разрешается поститься эти дни до этого, после вхождения в ихра́м умры, но не следует поститься ни в день Праздника, ни в день Арафа́та, поскольку Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, запретил поститься в дни обоих праздников, и запретил поститься в день Арафата тем, кто находится в далине Арафата. Также разрешается поститься эти три дня как последовательно, так и по отдельности, но не следует оставлять их позже дней ташри́ка. Что же касается оставшихся семи дней, то он соблюдает пост в эти дни после того как вернётся в своей семье, и если захочет, может поститься семь дней подряд, либо по отдельности.

Дней, в которые можно зарезать жертвенное животное, четыре — это день Праздника и три дня после него, и если кто-то зарежет жертвенное животное до наступления этих дней, то его овца — это просто мясо, а не жертвоприношение, поскольку Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, не зарезал своё жертвенное животное до наступления праздника жертвоприношения. Жертвоприношение хадьи относится к обрядам хаджа, и Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Перенимайте от меня свои обряды [хаджа]». В другом хадисе передаётся, что он сказал: «Все дни ташри́ка — это дни заклания [жертвенных животных]», и дни ташри́ка это три дня, следующие за Праздником.

Заклание жертвенных животных в эти дни разрешается ночью и днём, но лучше делать это днём. Также разрешается делать это как в долине Мина́, так и в Мекке, но в Мина́ лучше, однако заклание животных в Мекке полезнее для бедняков, поскольку в Мина́ использование мяса жертвенных животных ограниченно. Поэтому следует придерживаться того, что удобнее и полезнее, и в соответствии с этим, если человек отложит заклание своего жертвенного животного хадьи на 13-й день и зарежет его в Мекке, то в этом нет ничего плохого.

Знай, что вменение жертвоприношения в обязанность тому, у кого есть такая возможность, или вменение поста в обя­занность тому, у кого нет возможности совершить жертвоприношение — это не штраф для раба Аллаха, и не бесполезные физические нагрузки, а это является проявлением милости Аллаха и Его щедрости, поскольку Он предписал Своим рабам лишь то, что доводит их поклонение до полного и законченного вида, приближает их к их Господу, увеличивает их награду и возвышает их степень, тем более что расходы эти будут возмещены, а усердия — вознаграждены. Однако многие люди не замечают этой пользы, и не считают эту награду должным образом, и ты видишь, как они бегут от обязанности совершить жертвоприношение и всеми средствами стараются избежать её, настолько, что некоторые даже совершают ифра́д только ради того, чтобы жертвоприношение не стало для них обязательным. В результате они лишают себя награды за таматту’ и награды за хадьи, и это оплошность, на которую следует обратить внимание.

 ОПИСАНИЕ ТОГО, КАК СОВЕРШАЕТСЯ УМРА

Если человек захотел войти в ихра́м для умры, то шариат предписывает ему снять с себя одежды и совершить полное омовение, подобно тому, как он совершает полное омовение после полового осквернения. Затем он умащает себя лучшими благовониями, которые у него есть, будь то масло сандалового дерева или что-либо другое, нанося их на голову и бороду, и ему не повредит то, что эти благовония останутся после вхождения в ихра́м. Это основывается на том, что передаётся в двух «Достоверных сборниках» от Айши, да будет доволен ею Аллах, которая сказала: «Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, желая войти в ихра́м умащал себя лучшими благовониями, которые у него были, и затем уже после [вхождения в ихра́м] я видела белизну мускуса на его голове и бороде».

Полное омовение при вхождении в ихра́м это сунна для мужчин и для женщин, даже тех, у кого месячные или послеродовое очищение, поскольку Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, велел Асме бин Умайс, когда у неё началось послеродовое кровотечение, и она хотела войти в ихра́м, совершить полное омовение, подложить кусок ткани[20] и войти в состояние ихра́ма. Затем, после полного омовения и умащения благовониями, следует облачиться в одеяния ихра́ма, и — кроме женщин, у которых месячные или послеродовое кровотечение — совершить два ракаата фард-намаза, если это время фард-намаза, или же совершить два ракаата, сделав намерение на два ракаата молитвы, совершаемых после малого омовения. Закончив совершение молитвы, человек входит в ихра́м и говорит: «Ляббайка умратан, ляббайка-Лла́хумма ляббайк, ляббайка ля шари́ка ляка ляббайк, инна-ль-хамда ва-н-ни'мата ляка ва-ль-мульк, ля шари́ка ляк / Вот я перед тобой [желаю совершить] умру. Вот я перед Тобой, о Аллах, вот я перед Тобой, нет у Тебя никакого сотоварища, вот я перед Тобой, и поистине вся хвала и все дары принадлежат Тебе и вся власть, и нет у Тебя никакого сотоварища!», мужчина произносит это громким голосом, а женщина произносит так, чтобы это могли услышать только те, кто находится рядом с ней.

Если желающий войти в ихра́м боится, что что-либо может помешать ему выполнить до конца его обряд паломничества, то при вхождении в ихра́м ему следует назвать это условие, и делая намерение, сказать: «Ин хабасани ха́бисун фа-махилли́ хайсу хабастани́ / Если что-то удержит меня, то пусть место моего выхода из ихрама будет там, где Ты удержал меня», то есть «там, где какое-либо препятствие помешало мне довести моё паломничество до конца, например, болезнь, опоздание или нечто другое, я и выхожу из ихра́ма». Это основывается на том, что Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, велел Дуба'е бинт аз-Зубайр, когда она захотела войти в ихра́м будучи больной, обусловить это условие. Тогда твоё намерение будет оценено твоим Господом в соот­ветствии с твоим условием, и если человек упомянул это условие, и случилось нечто, что помешало ему довести паломничество до конца, он выходит из ихра́ма и на нём нет обязанности совершать какие-либо искупительные действия.

Что же касается того, кто не боится что нечто может помешать ему совершить обряды паломничества, то ему не следует упоминать это условие, поскольку Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, не упоминал его и не приказывал каждому упоминать это условие, а приказал это лишь Дуба'е бинт аз-Зубайр по причине её болезни.

Вошедшему в ихра́м следует как можно чаще произносить тальбийю, в особен­ности при изменении состояний и временных промежутков, например, когда он поднимается на возвышенность, спускается в низину, наступает ночь или день, и после [тальби́йи] просить у Аллаха Его довольства и Рая, и искать защиты у Его милости от адского Огня.

Произнесение тальби́йи во время совершения умры предписано шариатом с момента вхождения в ихра́м и до начала тава́фа, а в хадже — с момента вхождения в ихра́м и до начала бросания камешков в Джамрат аль-акаба в день Праздника.

Приблизившись к Мекке, следует совершить полное омовение прежде чем войти в неё, поскольку Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, перед тем как вошёл в Мекку совершил полное омовение, и войдя в Мечеть аль-Хара́м с правой ноги, сказал: «Бисми-Лля́хи ва-с-саля́ту ва-с-саля́му аля расу́ли-Лля́хи, Алла́хуммма-гфир ли зуну́би ва-фтах ли абва́ба рахматика. А'узу би-Лля́хиль-азы́м ва би-ваджхихи́-ль-кари́м ва би-султа́нихиль-кади́м мина-ш-шайта́ни-р-раджи́м / С именем Аллаха, благословение и мир Посланнику Аллаха, о Аллах, прости мне мои грехи и открой мне врата Своей милости. Я прибегаю к защите Великого Аллаха, к Его Благородному Лику и к Его извечной власти от шайтана, побиваемого камнями». После этого он идёт вперёд к Чёрному Камню чтобы начать тава́ф, прикасается к Камню правой рукой и целует его, а если он не сможет поцеловать его, то целует свою руку, если он прикоснулся к нему рукой. Если же у него не было возможности прикоснуться к нему рукой, то он поворачивается к Чёрному Камню и делает в его сторону знак рукой, и не целует её, и лучше не толкаться с людьми, дабы не причинять им неудобства и не терпеть неудобства от них. Это основано на хадисе, передаваемом от Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, когда он сказал Умару: «О Умар, ты сильный человек, поэтому не толкайся у Чёрного Камня, иначе ты причинишь страдание слабому, если ты найдёшь пустое место — прикоснись к [Камню], а если нет — повернись к нему и произнеси “Ля иля́ха илля-Лла́х” и “Аллаху акбар”».

Прикасаясь к Чёрному Камню [паломник] говорит: «Бисми-Лля́хи ва-Лла́ху акбар, Алла́хумма има́нан бика ва тасди́кан би-кита́бика ва вафаан би-'ахдика ва-т-тиба'ан ли-суннати набийи́ка Мухаммад салля-Лла́ху алейхи ва саллям / С именем Аллаха и Аллах Велик! О Аллах, [я совершаю это] веруя в Тебя, признавая Твою Книгу, соблюдая завет с Тобой, и следуя Сунне Пророка Твоего Мухаммада, да благословит его Аллах и приветствует».

Затем он поворачивается вправо, так, чтобы Кааба была слева от него, и достигнув Йеменского угла, прикасается к нему, но не целует его, а если ему трудно сделать это, то он не толкается с людьми, и проходя между [Йеменским углом] и Чёрным Камнем, говорит: «Раббана́ а́тина фи-д-дунья хасанатан ва фи-ль-а́хырати хаснатан ва-кы́на аза́ба-н-на́р. Алла́хумма инни́ асьалюка-ль-'афва ва-ль-'афийя фи-д-дуньйя ва-ль-а́хыра / О наш Господь, даруй на в этом мире благое, и в Последней Жизни благое, и защити нас от наказания Огня! О Аллах, я прошу у Тебя прощения и благополучия в этом мире и в Последней Жизни!». И каждый раз, проходя мимо Чёрного Камня он произносит слова «Алла́ху акбар», в оставшейся части своего тава́фа он произносит те слова поминания и мольбы, которые пожелает, а также читает Коран, поскольку обход вокруг Каабы, ас-Сафа́ и аль-Ма́рва, бросание камней были предписаны для поминания Аллаха.

В этом тава́фе — я имею в виду первый тава́ф, который он совершает, как только прибудет в Мекку — мужчине следует сделать две вещи:

Первая: оголить правое плечо[21] от самого начала тава́фа и до конца, причём оголить плечо следует следующим способом: середину своей накидки он пропускает под правой подмышкой, а её кончик набрасывает на левое плечо. Закончив тава́ф, он снова набрасывает накидку так же, как она была до тава́фа, поскольку местом оголения [правого] плеча является только тава́ф.

Вторая: быстрая ходьба в течение только первых трёх кругов тава́фа[22], это быстрая ходьба мелкими шагами, что же касается четырёх оставшихся кругов, то быстрой ходьбы в них нет и идти следует обычным шагом.

Завершив семь кругов тава́фа, он подходит к Мака́м[23] Ибрахим, читает [аят] «Сделайте же место Ибрахима местом моления»[24], и затем совершает позади него два ракаата, читая в первом после «аль-Фа́тиха» «Скажи: “О неверные…”», а во втором — «Скажи: “Он — Аллах, Единственный…”».

Закончив совершение двух ракаатов, он возвращается к Чёрному Камню и прикасается к нему, если сможет.

Затем он выходит к месту совершения ас- са’и, и приблизившись к ас-Сафа́ читает аят «Воистину, ас-Сафа и аль-Марва — одни из обрядовых знамений Аллаха…»[25], потом поднимается на ас-Сафа́ пока не увидит Каабу, обращается к ней лицом, и, подняв руки, восхваляет Аллаха и обращается с теми мольбами, с которыми пожелает обратиться. Одной из молитв Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, здесь были слова «Ля иля́ха илля-Лла́ху вахдаху ля шари́ка ляху! Ляху-ль-мульку ва ляху-ль-хамду ва хуа ‘аля кулли шай’ин кадиир! Ля иляха илля-Лла́ху вахдаху, анджаза ваъдаху ва насара ‘абдаху ва хазама-ль-ахзаба вахдаху / Нет никого достойного поклонения, кроме одного лишь Аллаха, у Которого нет сотоварища; Ему принадлежит власть и Ему — хвала, Он всё может. Нет божества, достойного поклонения, кроме Аллаха, Который выполнил Своё обещание, помог Своему рабу и один разбил союзные племена». [Паломник] повторяет эти слова трижды и между ними обращается с мольбами.

После этого он пешим шагом спускается с ас-Сафа́ на аль-Ма́рва, и достигнув зелёной отметки, бежит настолько быстро, насколько сможет, не причиняя при этом кому-либо беспокойства. Как передаётся, Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, бежал так сильно, что были видны его колени, а его иза́р вращался, в другой версии хадиса говорится «…и его иза́р вращался от сильного бега». Достигнув зелёной отметки, он идёт обычным шагом, пока не дойдёт до аль-Марвы, и поднявшись на неё, он поворачивается к Кыбле, и, подняв руки, произносит то же самое, что и на ас-Сафа́. После этого он спускается с аль-Марвы к ас-Сафа́, идёт там, где следует идти, и бежит там, где нужно бежать, и достигнув ас-Сафа́ делает всё то же самое, что и в первый раз, и снова направляется на аль-Марва. Так он проходит семь раз, начиная от ас-Сафа и до аль-Марва — это один проход, от аль-Марва до ас-Сафа — второй, и во время ас-са’и он произносит те поминания, мольбы и аяты из Корана, которые пожелает.

Закончив ас-са’и, пройдя семь раз [между ас-Сафа и аль-Марва], он обривает голову — если это мужчина, а если это женщина, то она укорачивает каждую прядь на длину фаланги пальца.

Бритье должно охватывать всю голову полностью, так же, как и укорачивать волосы следует со всех сторон, но бритьё лучше, чем укорачивание, потому что Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, трижды обратился с мольбой за обривших головы, и только один раз с мольбой за тех, кто укоротил волосы, если только не приблизилось время хаджа и нет времени для того, чтобы волосы выросли. В этом случае лучше укоротить их, с тем чтобы затем можно было обрить голову в хадже, и доказательством является то, что Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, в Прощальном хадже приказал своим сподвижникам после умры укоротить волосы, поскольку они прибыли в Мекку утром 4-го зуль-хидджа.

Этими действиями завершается умра, которая представляет собой вхождение в ихра́м, тава́ф, са’и и сбривание или укорачивание волос. После этого человек полностью выходит из ихра́ма и ему дозволено всё то, что дозволено остальным не пребывающим в состоянии ихра́ма — надевать одежду, пользоваться благовониями, вступать в близость с женой и так далее.

 ОПИСАНИЕ ТОГО, КАК СОВЕРШАЕТСЯ ХАДЖ

Когда наступает день ат-тарвийя, 8-ой день зуль-хидджа, утром [паломник] входит в ихра́м для совершения хаджа в том месте, из которого он хочет совершить хадж, и при вхождении в ихра́м хаджа он делает всё то же самое, что делал для вхождения в ихра́м умры — совершает полное омовение, умащается благовониями и совершает молитву, после чего делает намерение войти в ихра́м для хаджа и произносит тальбийю. Тальбийя хаджа произносится точно таким же образом, как и тальбийя умры, с той лишь разницей, что здесь он говорит «Ляббайка хаджан / Вот я перед Тобой [с намерением совершить] хадж» вместо слов «Ляббайка умратан / Вот я перед Тобой [с намерением совершить] умру». Если он боится, что нечто может помешать ему совершить свой хадж до конца, он делает оговорку и говорит: «Ин хабасани ха́бисун фа-махилли́ хайсу хабастани́ / Если нечто удержит меня, то пусть место моего выхода из ихрама будет там, где Ты удержал меня», а если у него таких опасений нет, то этой оговорки делать не нужно.

Затем он выходит в Мина, где совершает полуденную, послеполуденную, закатную, вечернюю и утреннюю молитвы с сокращением, но без объединения, поскольку Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сокращал в Мине молитвы и не объединял их. Сокращение совершается известным образом, когда молитву из четырёх ракаатов сокращают до двух. Жители Мекки сокращают молитвы в Мине, Арафа́те и Муздалифе, поскольку во время Прощального хаджа Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, совершал молитву с людьми, и с ним вместе были и жители Мекки, и он не приказывал им совершать молитвы полностью. И если совершение молитвы полностью было для них обязательным, он непременно приказал бы им сделать это, подобно тому, как он приказал им сделать это в год взятия Мекки.

После того как взошло солнце в день Арафата, [паломник] направляется из Мина в Арафат, и останавливается в Намире до тех пор, пока солнце не пройдёт зенит, если у него есть такая возможность, в противном же случае в этом нет ничего страшного, поскольку остановка в Намире сунна. Когда солнце проходит зенит, он совершает полуденную и предвечернюю молитвы по два ракаата, объединяя их во время полуденной молитвы, подобно тому, как это сделал Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, с тем чтобы как можно дольше времени стоять и взывать с мольбами.

Затем, после молитвы, он полностью посвящает себя поминанию Аллаха и мольбам к Великому и Всемогущему Аллаху, и просит о чём пожелает, подняв руки и обратившись лицом к Кыбле, даже если гора [Джабаль ар-рахма] находится позади него, поскольку сунной является обращение лицом к Кыбле, а не к горе. Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, остановился возле горы и сказал: «Я остановился здесь, но вся [долина] Арафат — это место стояния, но остерегайтесь того, чтобы оказаться в Батн Урана[26]».

Наиболее часто повторяемой мольбой в этом великом месте были слова «Ля иля́ха илля-Лла́ху вахдаху́ ля шари́ка лях, ляху́-ль-мульку ва ляху́-ль-хамду ва хува аля кулли шайи-ин кади́́ир / Нет никого достойного поклонения кроме одного лишь Аллаха, у Которого нет сотоварища, Ему принадлежит власть и слава, и Он над всякой вещью мощен».

Если [совершающий хадж] утомился или захотел отдохнуть, беседуя со своими товарищами о полезных вещах, или захотел почитать что-либо из полезных книг, в особенности о том, что посвящено милости Аллаха и Его обильным дарам, с тем чтобы укрепиться в надежде на это, то это также хорошо. Затем он снова возвращается к мольбам к Аллаху и стремится использовать конец дня, проведя его в мольбах, поскольку лучшей мольбой являются молитвы в день Арафата.

Как только зашло солнце, он направляется в Муздалифу, и достигнув её, совершает там вечернюю и ночную молитвы, объединив их, если только не прибудет в Муздалифу до наступления ночной молитвы, и тогда он совершает вечернюю молитву в её время, а затем ожидает наступления времени ночной молитвы и совершает её в своё время. Таково моё мнение в этом вопросе, и в «Достоверных сборниках» аль-Бухари от Ибн Масу́да, да будет доволен им Аллах, передаётся, что он пришёл в Муздалифу во время азана на ночную молитву или незадолго перед ним, затем приказал некоему человеку произнести ика́му и совершил вечернюю молитву, после неё совершил два ракаата, затем велел принести ему ужин, поужинал, а потом велел произнести азан на ночную молитву и ика́му, и совершил два ракаата ночной молитвы. В другой версии передаётся что он совершил обе молитвы, каждую из них с отдельным азаном и ика́мой, поужинав между ними.

Однако, если он нуждается в том, чтобы объединить их по причине усталости, малого количества воды, или по иной причине, то в объединении двух молитв нет ничего страшного, даже если время ночной молитвы ещё не наступило. Если же он опасается, что достигнет Муздалифы только после полуночи, то он совершает молитву до того, как достигнет Муздалифы, так как откладывать совершение молитвы на время позднее полуночи не разрешается.

Он ночует в Муздалифе, и с началом рассвета совершает утреннюю молитву как можно раньше, с азаном и ика́мой, после чего направляется в «аль-Маш'ар аль-хара́м[27]», произносит слова «Ля иля́ха илля-Лла́х» и «Алла́ху акбар», и обращается с теми мольбами, с которыми пожелает до тех пор, пока не станет светло. Если у него не будет возможности отправиться к «аль-Маш'ар аль-хара́м», то он обращается с мольбами в том месте, где находится, поскольку Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Я остановился здесь, но вся Муздалифа это место стояния». Поминать Аллаха и взывать с мольбами следует обратившись лицом к Кыбле и подняв руки.

Когда станет светло, до восхода солнца, он отправляется в долину Мина, стараясь пройти Ва́ди Мухассир быстрее, и достигнув Мина, бросает один за одним семь камешков в Джамрат аль-акаба, последний, ближайший к Мекке столб[28], размер этих камешков приблизительно равен финиковой косточке, и бросая каждый камешек, он произносит слова «Алла́ху акбар». Закончив [бросание камней] он режет своё жертвенное животное (хадьи), после чего обривает голову, если это мужчина. Что же касается женщины, то обязанностью для неё является укоротить волосы, а не сбривать их. После этого он идёт в Мекку и совершает тава́ф и са’и хаджа.

Для того, кто желает направиться в Мекку, после того как бросит камешки и обреет голову, сунной является умастить себя благовониями, что основано на словах Айши, да будет доволен ею Аллах: «Я умащала голову Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, благовониями перед тем как он вошёл в ихра́м, и после того как он вышел из ихра́ма, перед тем как он совершил тава́ф вокруг Каабы».

После тава́фа и ас-са’и он возвращается в Мина́ и ночует там две ночи на 11-ое и 12-ое зуль-хидджа, бросая камешки в эти два дня, после того, как солнце пройдёт зенит. Лучше если он отправится для бросания камней пешком, но если он оправится сев [на какой-либо вид] транспорта, то в этом нет ничего страшного. Он бросает один за одним семь камешков в Первый столб (аль-Джамрат аль-уля) — самый дальний из столбов от Мекки, который находится сразу после мечети аль-Хиф, произнося «Алла́ху акбар» с каждым камешком. Затем немного проходит вперёд и продолжительное время обращается с мольбой, с той, с которой пожелает. Если ему трудно стоять и взывать с мольбой продолжительное время, то он обращается пусть даже с небольшой мольбой так, чтобы это было легко для него, дабы выполнить сунну.

Затем он бросает один за одним семь камешков в Средний столб (Джамрат аль-вуста́), произнося «Алла́ху акбар» с каж­дым камешком, потом немного отходит влево, и если сможет, продолжительное время обращается с мольбой, а если нет, обращается с мольбой так, насколько сможет. Не следует оставлять стояние для обращения с мольбой, поскольку это сунна, и многие люди оставляют это либо по незнанию, либо не придают этому значения, тогда как выполнение и распространение среди людей каждой утраченной сунны является ещё более необходимым, дабы она не была оставлена полностью и не погибла.

После этого он бросает друг за другом один за одним семь камешков в Последний столб (Джамрат аль-акаба), произнося «Алла́ху акбар» с каждым камешком, и затем уходит, не обращаясь после него с моль­бами.

Закончив бросание камней в 12-ый день, если пожелает он может поспешить и выйти из Мина, если пожелает, или может остаться и ночевать там ночь на 13-ое зуль-хидджа, и после того как солнце пройдёт зенит бросать камешки в три столба, как и ранее. Задержаться в Мина лучше, но не обязательно, если только не зашло солнце 12-ого зуль-хидджа, а [паломник] находится в Мина, тогда он обязан задержаться до тех пор, пока не бросит камешки на 13-ый день после того как солнце пройдёт зенит. Однако, если солнце 12-ого числа зашло, а он задержался [в Мина] не по своей воле, например, двинулся с места и сел на транспортное средство, но задержался по причине большого скопления автомобилей и тому подобного, то он не обязан задерживаться [и оставаться на 13-ый день], поскольку задержался до захода солнца не по своей воле.

Если он захочет выехать из Мекки к себе на родину, то может сделать это только после прощального тава́фа, что основано на высказывании Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, «Никто из людей не должен уезжать, пока последним, что они совершили [перед выходом из Мекки], не станет тава́ф вокруг Дома (Каабы)», в другой версии говорится: «Людям было приказано, чтобы последним, что они совершили [перед выходом из Мекки], был тава́ф вокруг Дома (Каабы). И только женщинам во время менструаций была облегчена эта обязанность». Женщины во время месячных и послеродового кровотечения не обязаны совершать прощальный тава́ф, и им не следует стоять у врат Мечети аль-Хара́м для прощания, поскольку это не передаётся от Пророка, да благословит его Аллах и приветствует.

Прощальный тава́ф вокруг Каабы должен быть последним [что совершает паломник в Мекке] если он захотел выехать в путь, и если после прощального тава́фа он остался ожидать своих спутников, или для погрузки багажа, или для покупки чего-то нужного в дороге, то в этом нет ничего страшного и ему не нужно совершать прощальный тава́ф заново. Но если он имеет намерение отложить свою поездку, например, хотел выехать в начале дня и совершил прощальный тава́ф, но потом отложил поездку на конец дня, например, то он должен совершить прощальный тава́ф заново, с тем чтобы последним, что он совершит, было прощание с Каабой.

 ПОСЕЩЕНИЕ МЕЧЕТИ ПРОРОКА

Если совершающий хадж пожелал посетить мечеть Пророка до хаджа или после него, то он делает намерение посетить Пророческую мечеть, а не могилу Пророка, поскольку выезд в путь с намерением поклонения не имеет целью посещение могил, а совершается для посещения трёх мечетей — Мечети аль-Харам, Мечети Пророка, и Мечети аль-Акса́, как об этом говорится в достоверном хадисе, переданном от Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, он сказал: «Не следует [специально] отправляться [для молитв никуда] за исключением трёх мечетей: Мечети аль-Харам (в Мекке), моей мечети (в Медине) и Мечети аль-Акса».

И вот, когда он достиг Мечети Пророка, то ему следует войти с правой ноги и сказать: «Бисми-Лля́хи, ва-с-саля́ту ва-с-саля́му аля́ русу́ли-Лля́хи, Алла́хумма-г-фир ли зуну́би ва-фтах ли абва́ба рахматик. А'узу би-Лля́хи-ль-азы́м ва би-ваджхихи́-ль-кари́м ва би-султа́нихи-ль-кади́м мина-ш-шайта́ни-р-раджиим́ / С именем Аллаха, благословение и мир Посланнику Аллаха, о Аллах прости мне мои грехи и открой для меня врата Свой милости. Я ищу защиты у Великого Аллаха, у Его Благородного Лика, и у Его извечной Власти от шайтана, побиваемого камнями», и затем совершить молитву, какую пожелает. Лучше, если молитва будет совершена в ар-Рауда, это место между минбаром Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, и его комнатой, в которой находится его могила, потому что между ними находится один из райских садов. И если он совершил молитву и захотел посетить могилу Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, пусть встанет перед ней с уважением и спокойствием, и скажет: «ас-Саля́му алейка айюха-н-набийю ва рахмату-Лла́хи ва барака́туху. Аллахумма салли ‘аля Мухаммад ва ‘аля а́ли Мухаммад кама́ салляйта ‘аля Ибрахи́ма ва ‘аля а́ли Ибрахи́ма иннака хами́дум-маджии́д. Алла́хумма ба́рик аля Мухаммад ва аля а́ли Мухаммад кама́ ба́ракта ‘аля Ибрахи́ма ва ‘аля а́ли Ибрахи́ма иннака хами́дум-маджии́д. Ашхаду аннака расу́лю-Лла́хи хакка́н ва аннака кад балля́гта-р-риса́ля ва аддайта-ль-ама́на ва насахта-ль-умма ва джа́хадта фи-Лля́хи хакка джиха́дихи, фа-джаза́ка-Лла́ху ‘ан умматика афдаля ма джаза́ набийа́н ‘ан умматихи / Мир тебе, о Пророк, милость Аллаха и Его благословение. О Аллах, благослови Мухаммада и семейство Мухаммада подобно тому, как благословил Ты Ибрахима и семейство Ибрахима, воистину, Ты — Достойный хвалы, Славный! О Аллах, пошли Свои благословения Мухаммаду и семейству Мухаммада подобно тому, как послал Ты благословения Ибрахиму и семейству Ибрахима, воистину, Ты — Достойный хвалы, Славный! Я свидетельствую, что ты — действительно Посланник Аллаха, и что ты довёл Послание, донёс вверенное тебе, дал наставления своей Умме и должным образом усердствовал ради Аллаха. И да воздаст тебе Аллах за твою Умму лучшим из того, чем Он вознаграждал какого-либо пророка за его Умму».

Затем он отходит немного вправо и приветствует Абу Бакра ас-Сидди́ка и молит Аллаха о том, чтобы Он был им доволен.

Затем он также отходит немного вправо, и приветствует Умара бин аль-Хатта́ба и молит Аллаха о том, чтобы Он был им доволен, а если он обратится с подходящей мольбой за него и Абу Бакра, да будет доволен ими обоими Аллах, то это ещё лучше.

Никому не разрешается искать приближения к Аллаху посредством прикосновения к комнате Пророка или обхода вокруг неё, также нельзя обращаться к ней лицом во время мольбы, а нужно обращаться к Кыбле, поскольку приближение к Аллаху может быть только посредством того, что установил Аллах и Его Посланник, и все поклонения основаны на неуклонном следовании, а не на введении новшеств.

Женщина не посещает могилу Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, а также и могилу кого-либо другого, поскольку Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, проклял женщин, посещающих могилы, использующих их в качестве мест для поклонения, а также зажигающих на них светильники. Но она может просить благословения и приветствовать Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, где бы она ни находилась, и в хадисе от Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, передаётся, что он сказал: «Поистине у Аллаха есть странствующие по земле [ангелы], которые доносят до меня приветствия от моей Уммы».

Исключительно мужчине следует посещать аль-Бакы', это кладбище Медины, и он говорит: «ас-Саля́му алейкум ахля-д-дийа́ри мина-ль-муъминина ва-ль-муслимин ва инна́ ин ша́-а-Лла́ху бикум ля́хикун, йархаму-Лла́ху аль-мустакъдими́на минна́ ва минкум ва-ль-мустаъхыри́н, насъалю-Лла́ха ляна́ ва лякум аль-а́фийя. Аллахумма ля тахримна́ аджрахум ва ля тафтинна́ ба'дахум ва-гфир ляна́ ва ляхум / Мир вам, о обитатели могил, верующие и мусульмане, и мы — если этого пожелает Аллах — вскоре присоединимся к вам, да помилует Аллах тех из нас и вас, кто [покинул этот мир] раньше, и кто [покинет его] позже. Мы просим у Аллаха для нас и для вас прощения, о Аллах, не лишай нас их награды и не подвергай нас искушению после них».

Если хочет, он может посетить Ухуд и вспомнить те испытания, гибель и мученические смерти, что постигли в том сражении Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, и его сподвижников, и поприветствовать там мучеников, таких как Хамза бин Абдульмутталиб, родной дядя Пророка, да благословит его Аллах и приветствует. В этом нет ничего плохого, потому что это относится к странствию по земле и это приказано совершать. И Аллах знает лучше.

 ПОЛЕЗНЫЕ МОМЕНТЫ

Возникла необходимость разъяснить и уз­нать полезные моменты, связанные с обря­дами хаджа и умры:

 Польза первая, связанная с этикетом совершения хаджа и умры

Всевышний Аллах сказал: «Хадж совершается в известные месяцы. Кто намеревается совершить хадж в эти месяцы, тот не должен вступать в половую близость, совершать грехи и вступать в споры во время хаджа. Что бы вы ни сделали доброго, Аллах знает об этом. Берите с собой припасы, но лучшим припасом является богобоязненность. Бойтесь же Меня, о обладающие разумом!»[29]. Также Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Воистину, обход вокруг Каабы, ас-Сафа́ и аль-Ма́рва, и бросание камней были предписаны для поминания Аллаха».

Поэтому рабу Аллаха следует совершать обряды хаджа как выражение почитания, возвеличивания, любви и преклонения перед Аллахом Господом миров, и выполнять их со спокойствием, степенностью и неуклонно следуя Посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует.

Следует занимать исполнение этих великих обрядов поминанием Аллаха, словами «Алла́ху акбар», «Субха́на-Лла́хи», «аль-Хамду ли-Лля́хи» и мольбами о прощении, поскольку [совершающий хадж] находится в поклонении с момента как он вошёл в ихра́м, и до тех пор, пока не выйдет из него. И хадж — это не поездка для развлечения и игр, которой человек наслаждается как пожелает, без каких-либо ограничений, как мы наблюдаем это у некоторых людей, берущих с собой музыкальные инструменты и сопровождающие это пением, что останавливает их от поминания Аллаха и ввергает в ослушание Его. И ты видишь, как некоторые люди излишествуют в играх, смехе и насмешках над людьми, а также совершают и другие порицаемые действия, как будто бы хадж был предписан для развлечения и игр.

Совершающий хадж, а также и другие люди, должны соблюдать то, что предписал им Аллах — своевременную коллективную молитву, призыв к хорошему и удержанию от плохого.

Следует стремиться приносить пользу мусульманам, и поступать с ними благочестиво, наставляя и помогая в случае необходимости, и быть милосердным к слабым, в особенности там, где есть нужда в милосердии, например, в местах большого скопления людей и так далее, ведь милость к творениям влечёт за собой милость Творца, и Аллах смилостивится над своими милосердными рабами.

Также следует избегать непристойных разговоров, нечестия и ослушания, а также споров, не направленных на отстаивание истины, что же касается спора ради торжества истины, то это в соответствующем месте является обязанностью. Также следует избегать посягательства на людей и причинения им беспокойства, избегать разговоров за глаза, сплетен, ругани, брани, нанесения побоев и взглядов на посторонних женщин, потому что это запретно и в состоянии ихра́ма, и вне ихра́ма, и этот запрет усиливается при вхождении в ихра́м.

Также следует остерегаться тех неподобающих разговоров, которые ведутся в местах совершения обрядов некоторыми людьми, например, когда некоторые бросив камешки, говорят: «Мы бросили в шай­тана!», а иногда даже бранят или бросают обувью и ей подобным в столбы, что несовместимо со смирением и поклонением, и противоречит цели бросания камней — поминание Великого и Всемогущего Аллаха.

 Польза вторая, связанная с запретами ихрама

Запреты ихра́ма — это всё то, что запрещено для вошедшего в ихра́м с целью совершения хаджа или умры по причине ихра́ма, и они делятся на три вида:

Вид, который запрещён и мужчинам, и женщинам;

Вид, который запрещён только мужчинам;

Вид, который запрещён только женщинам.

Что касается запрещённого и мужчинам, и женщинам, то к нему относится следующее:

1. Удаление волос на голове посредством бритья или иным способом, а также их удаление на остальных частях тела в соответствии с наиболее известным мнением. Однако, если на его глазах вырос волос, который причиняет ему беспокойство, и избавиться от этого беспокойства можно только удалив его, то он имеет право удалить его, и за это он не обязан совершить каких-либо искупительных действий. Вошедшему в ихра́м разрешается осторожно чесать голову рукой, и если с головы непреднамеренно упадёт волос, за это он не обязан совершить каких-либо искупительных действий.

2. Подстригание ногтей на руках или ногах, за исключением ситуации, когда ноготь сломался и это причиняет ему беспокойство, и тогда нет ничего страшного в том, чтобы подстричь только ту его часть, что причиняет беспокойство, за это он не обязан совершить каких-либо искупительных действий.

3. Использование каких-либо благовоний после вхождения в ихра́м, посредством их нанесения на тело, одежду и так далее. Что же касается благовоний, которые были нанесены до вхождения в ихра́м, то их сохранение [на теле или одежде] после вхождения в ихра́м не повредит, поскольку запретным является нанесение благовоний, а не их наличие после того, как они были нанесены ранее. Вошедшему в ихра́м не разрешается пить кофе, в котором есть шафран, так как шафран относится к благово­ниям, если только в результате приготовления не исчезли его вкус и запах, и остался лишь цвет, тогда в этом нет ничего страшного.

4. Взгляд и прикосновение со страстью.

5. Надевание перчаток.

6. Убийство дичи (это дозволенное дикое животное), например, газели, зайцы, голуби или саранча[30], что же касается всего того, что добывается в море, то оно является дозволенным, поэтому вошедшему в ихра́м дозволено ловить в море рыбу, также ему дозволено убивать домашних животных (или птиц), например, кур.

Если его путь был устлан саранчой и нельзя было пойти другим путём, и он непреднамеренно наступил на неё, то за это он не обязан совершить каких-либо искупительных действий, потому что убил её непреднамеренно и у него не было возможности избежать этого.

Что же касается рубки деревьев, то это не запретно для вошедшего в ихра́м, поскольку не оказывает влияния на его состояние ихра́ма, и запретно только то, что растёт внутри границ территории аль-Хара́ма, вне зависимости от того, в ихра́ме человек или нет. Основываясь на этом, разрешается срубать деревья в далине Арафата и не разрешается в Мина и Муздалифе, потому что Арафат находится за пределами аль-Хара́ма, а Мина и Муздалифа — внутри его границ.

Если, проходя, он непреднамеренно сломал дерево, то за это он не обязан совершить каких-либо искупительных действий, также запрет не распространяется на высохшие деревья.

Что касается запретного только для мужчин, то сюда относится:

1. Надевание сшитого, это когда человек надевает одежду и ей подобное таким образом, как это надевается обычно, например, рубаху, майку, штаны и тому подобное. Мужчине не разрешается надевать эти вещи так, как их надевают обычно, но если он носит их иным способом, то в этом нет ничего страшного, например, использует рубаху как накидку, или накидывает на себя женскую накидку, перевернув её так, чтобы верх оказался внизу, то в этом также нет ничего страшного. Также нет ничего страшного в том, чтобы носить накидку или иза́р с заплатками, или скроенные накидку или иза́р.

Разрешается носить сандалии из выделанной кожи, наручные часы, очки, закреплять свой иза́р застёжкой и тому подобное, поскольку в отношении этих вещей нет запрета от Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, и по смыслу они не подобны тому, о чём говорится в запрете. Когда Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, спросили о том, что может надевать вошедший ихра́м, он ответил: «Он не надевает ни рубахи, ни чалмы, ни штанов, ни плащей, ни обуви, покрывающей щиколотки[31]», и его, да благословит его Аллах и приветствует, ответ на вопрос относительно того, что он надевает, и чего он не носит, указывает на то, что вошедший в ихра́м может надевать всё за исключением упомянутого. Он, да благословит его Аллах и приветствует, разрешил вошедшему в ихра́м надевать обувь, покрывающую щиколотки, если у него нет сандалий, поскольку тот нуждается в защите ног, и также разрешённым являются очки, так как носящий их нуждается в защите глаз, также учёные в области фикха, согласно наиболее известному в [ханба-литском] мазхабе мнению, разрешили вошедшему в ихра́м мужчине носить перстень с печаткой.

Вошедшему в ихра́м разрешается надевать штаны если у него не оказалось иза́ра или денег чтобы купить его, также ему разрешается надеть обувь, покрывающую щиколотки, если у него нет сандалий, и нет денег чтобы купить их. Это основано на хадисе Ибн Аббаса, да будет доволен ими обоими Аллах, о том, что Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, обращаясь с проповедью в долине Арафата, сказал: «Кто не нашёл сандалий, пусть наденет обувь, покрывающую щиколотки, и кто не нашёл иза́ра, пусть наденет штаны».

2. Покрытие головы чем-либо, плотно прилегающим к ней, например, чалмой, платком, тюбетейкой и тому подобным, что же касается не прикасающегося к голове предмета — например палатки, зонтика, крыши автомобиля, то в этом нет ничего страшного, поскольку вошедший в ихра́м укрыл этим не саму голову, а пространство над ней. Так, в хадисе от Умм Хуссайн аль-Ахмаси́йи она говорит: «Мы совершали Прощальный хадж с Пророком, да благословит его Аллах и приветствует, и я видела, как он бросил [камни] в Джамрат аль-акаба и уехал сидя на своей [верблюдице[32]], и вместе с ним были Била́л и Уса́ма, один из них вёл за узду верблюдицу, а другой поднял своё одеяние над головой Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, укрывая его тенью от солнца», в другой версии хадиса говорится «укрывая его от зноя до тех пор, пока он не бросил [камни] в Джамрат аль-акаба», хадис передали Муслим и Ахмад. Это было в день Праздника, до выхода из ихра́ма, потому что в другие дни Пророк бросал камешки пешим, а не сидя верхом.

Вошедшему в ихра́м разрешается нести на голове свои вещи, если у него нет цели покрыть голову, также ему разрешается нырять с головой, даже если его голова окажется покрыта водой.

Что же касается запретного для женщин, то это ношение ника́ба — того, что укрывает лицо женщины и оставляет открытыми её глаза так, чтобы она могла видеть. Среди учёных есть те, которые говорят, что ей нельзя покрывать лицо ни ника́бом, ни чем-либо ещё, если только вблизи от неё не проходят мужчины, и тогда ей следует покрыть лицо, и за это на неё не возлагается никакой искупительной милостыни (фи́дьйя), независимо от того, коснулось ли покрывало её лица или нет.

Нарушение запретов, о которых было упомянуто выше, происходит в трёх ситуациях:

Ситуация первая: совершение запретного происходит без уважительной причины и без нужды в этом, такой человек грешен и на него возлагается искупительная милостыня.

Ситуация вторая: Совершение запретного происходит в связи с необходимостью в этом, например, когда человек нуждается в том, чтобы надеть рубаху для защиты от холода, так как боится что холод повредит ему. Ему разрешается сделать это и на него возлагается искупительная милостыня, подобно тому, что произошло с Ка'бом бин Аджрой, да будет доволен им Аллах, когда его отнесли к Пророку, да благословит его Аллах и приветствует, и вши сыпались с его головы на лицо, и тогда Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, разрешил ему побрить голову и отдать искупительную милостыню.

Ситуация третья: Когда совершение запретного происходит по уважительной причине, либо по незнанию, либо по забывчивости, либо во сне, либо по принуждению, такой человек не будет грешен и на него не возлагается искупительная милостыня. Это основано на словах Всевышнего «Нет на вас греха, в чем вы ошиблись, а только в том, что замышляли ваши сердца. Аллах — прощающий, милосердный!»[33], также Всевышний Аллах сказал: «Господь наш! Не наказывай нас, если мы позабыли или ошиблись»[34] и Всевышний Аллах сказал: «Я сделал [это]». В хадисе, передаваемом от Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, говорится, что «Аллах простил моей Умме ошибки, то, что было совершено по забывчивости, и то, к чему они были принуждаемы». Эти тексты общие и действуют как в отношении запретов ихра́ма, так и в отношении чего-либо другого, и указывают на отсутствие спроса с того, кто имеет уважительную причину в виде незнания, забывчивости или принуждения. Всевышний относительно охоты, относящейся к запретам ихра́ма, сказал: «О те, которые уверовали! Не убивайте охотничью добычу, находясь в ихра́ме. Если кто-нибудь из вас убьет её преднамеренно, то воздаянием за это будет скотина, подобная той, что он убил»[35], и обязанность возмещения ограничивается только тем, кто убил преднамеренно. Так как преднамеренность — это характеристика, которой соответствует наказание и материальная ответственность, поэтому её следует принимать во внимание и связывать с ней шариатскую норму, а кто не совершает этого преднамеренно, тот не подлежит наказанию, и на нём не будет греха.

Однако, как только уважительная причина исчезла, и незнающий узнал, либо забывший вспомнил, либо спавший проснулся, либо исчезло принуждение — следует сразу же прекратить совершение запретного, а если он продолжал делать это, уже не имея уважительной причины, то он грешен и на него возлагается искупительная милос­тыня.

 Размер искупительной милостыни за нарушение упомянутых нами запретов следующий:

1. Удаление волос, ногтей, использование благовоний, прикосновение со страстью, надевание перчаток, надевание мужчиной чего-либо сшитого, покрытие им головы, ношение ника́ба женщиной — в качестве искупительной милостыни за каждое из этих действий следует либо зарезать овцу, либо накормить шесть бедняков, либо поститься в течение трёх дней, и можно выбирать что пожелаешь из этих трёх вещей. Если он выбрал зарезать овцу, то он режет самца или самку, овцу или козу, из того что разрешено приносить в жертву, либо это может быть заменяющая их одна седьмая верблюда или одна седьмая коровы. Всё мясо должно быть распределено среди бедняков, и он не имеет права есть из этого мяса что-либо. Если он выбрал кормление бедняков, то он отдаёт каждому бедняку половину са'а того, что употребляется в качестве [основной] пищи — финики, пшеницу или что-то другое. Если же он выбрал пост, то он постится три дня, если пожелает один за другим подряд, либо, если пожелает, по-отдельности.

2. Наказание за охоту: если у убитого дикого животного есть подобие[36], то он выбирает одно из трёх — либо может зарезать подобное ему животное и распределить всё мясо беднякам Мекки, либо посмотреть сколько стоит это подобное животное и раздать в размере этой стоимости еду в размере половины са'а каждому бедняку, либо поститься за кормление каждого бедняка по одному дню. Если у убитой дичи нет подобия, то он выбирает одно из двух – либо смотрит сколько стоит убитая дичь и раздаёт в размере этой стоимости еду в размере половины са'а каждому бедняку, либо постится за кормление каждого бедняка по одному дню.

Примером животного, у которого есть подобие, является голубь, подобием которому будет овца, и мы говорим тому, кто убил голубя: «Ты можешь выбирать и если хочешь зарежь овцу, либо если хочешь, посмотри сколько стоит овца и раздай беднякам аль-Хара́ма еду в размере этой стоимости, каждому по половине са'а, либо, если хочешь, постись вместо кормления каждого бедняка по одному дню».

Примером животного, у которого нет подобия, является саранча, и мы говорим тому, кто преднамеренно убил саранчу: «Если хочешь посмотри сколь­ко стоит саранча и раздай беднякам аль-Хара́ма еду в размере этой стоимости, каждому бедняку по половине са'а, либо, если хочешь, постись вместо кормления каждого бедняка по одному дню»[37].

 Польза третья, связанная с ихрамом ребёнка

Маленький ребёнок, не достигший совершеннолетия, не обязан совершать хадж, но если он совершит его, то ему будет за это награда, и он совершает его заново после достижения совершеннолетия. Тот, кто несёт за него ответственность, отец или мать, или кто-либо другой, должны войти вместе с ним в ихрам, и награда от выполнения обрядов будет и ребёнку, и его опекуну, о чём говорится в «Достоверном сборнике» в хадисе от Ибн Аббаса, да будет доволен ими обоими Аллах, о том, что «Некая женщина подняла своего ребёнка к Пророку, да благословит его Аллах и приветствует, и спросила: “О Посланник Аллаха! Может ли он совершать хадж?” и он сказал: “Да. А тебе будет награда”».

Если ребёнок достиг возраста различения[38], то есть понимает то, что ему говорят, то он делает намерение ихра́ма сам, а его опекун говорит ему: «Сделай намерение ихра́ма для совершения того-то», и говорит ему чтобы он совершал те деяния хаджа, которые ему по силам, например, стояние в долине Арафата, ночёвка в Мина и Муздалифа. Что же касается того, что ему не по силам, например, бросание камней, то его опекун или кто-то другой делает это вместо него с его согласия, за исключением тава́фа и са’и, когда его — если он не в состоянии совершить их сам — несут на руках, а ему говорят: «Сделай намерение тава́фа», «Сделай намерение са’и». В этой ситуации несущему ребёнка на руках разрешается сделать намерение тава́фа и са’и также за себя, а ребёнку — за себя, и тогда тава́ф и са’и состоятся у обоих, потому что намерение было у каждого из них, и Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Поистине, дела [оцениваются] только по намерениям и, поистине, каждому человеку [достанется] только то, что он намеревался [обрести]».

Если ребёнок не достиг возраста различения, то его опекун делает намерение ихра́ма за него, бросает за него камешки, и приносит его в места совершения обрядов хаджа — в Арафат, Муздалифу, Мину, совершает с ним тава́ф и са’и, и в этой ситуации ему неправильно будет делать намерение за самого себя в то время как он делает тава́ф и са’и с ребёнком, поскольку здесь ребёнок не сделал намерения и не совершает действий, и намерение исходит от того, кто его несёт. Поэтому одно деяние не может быть совершено с двумя намерениями за двух людей, в отличие от того, когда ребёнок достиг возраста различения, поскольку у него есть намерение, а деяния оцениваются только по намерениям. Таково моё видение, и исходя из этого опекун ребёнка сначала совершает тава́ф и са’и за себя, а затем тава́ф и са’и с ребёнком, или передаёт его надёжному человеку и тот совершает с ребёнком тава́ф и са’и.

Шариатские нормы ихра́ма маленького ребёнка подобны шариатским нормам ихра́ма взрослого, потому что Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, подтвердил, что он может совершать хадж, и если имеет место хадж, то имеют место и его шариатские нормы и следствия, вытекающие из совершения хаджа. Исходя из этого, если ребёнок мальчик, то его следует оберегать от того, чего избегает взрослый мужчина, а если это девочка, то её следует оберегать от того, чего избегает взрослая женщина. Однако преднамеренное действие ребёнка приравнивается к тому, что взрослый совершил по ошибке, и если он нарушит какой-либо из запретов ихра́ма сам, то на него не возлагается искупительной милостыни, как не возлагается и на его опекуна.

 Польза четвёртая, связанная с замещением при совершении хаджа

Если какой-либо человек обязан совершить хадж, то если он в состоянии совершить его самостоятельно, он обязан совершить его сам, а если он не в состоянии совершить его самостоятельно, то в случае, если он надеется на исчезновение причины, делающей его неспособным, например, больной надеется на выздоровление, он откладывает хадж до тех пор, пока не сможет совершить его. Если же он умрёт до этого, то за него совершают хадж из оставленного им наследства, и на нём не будет греха.

Если тот, кто обязан совершить хадж, не в состоянии сделать это, и не надеется на исчезновение причины, мешающей ему, например, старик или безнадёжно больной, а также тот, кто не может ехать на транспортном средстве, он поручает это тому, кто совершит хадж вместо него. Это основано на том, что передаётся в двух «Достоверных сборниках» в хадисе от Ибн Аббаса, да будет доволен ими обоими Аллах, о том, как «Женщина из племени хас'ам спросила: “О Посланник Аллаха! Предписание Аллаха Его рабам совершить хадж застигло моего отца глубоким старцем, не способным сидеть верхом, могу ли я совершить хадж вместо него?”, и он ответил: “Да”», и произошло это во время Прощального хаджа.

Мужчине разрешается совершать хадж за женщину, а женщине — за мужчину.

Совершающий хадж за другого сначала обязан совершить хадж за себя, и только после этого может сделать это за другого человека. Это основано на хадисе Ибн Аббаса, да будет доволен ими обоими Аллах, о том, что «Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, услышал, как некий человек говорит “Ляббайка ‘ан Шубрума / Вот я перед Тобой [совершаю хадж] за Шубруму”, и Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, спросил: “А кто такой Шубрума?”, и это человек ответил: “Мой брат” или “Мой близкий”. Тогда Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, спросил: “А ты совершил хадж за себя?”, тот ответил: “Нет”, и тогда [Пророк] сказал: “Соверши хадж за себя, а потом совершай хадж за Шубруму”», его передали Абу Дауд и Ибн Маджа. Лучше если совершающий хадж за другого прямо назовёт его имя и скажет: «Ляббайка 'ан фуля́н / Вот я перед Тобой [совершаю хадж] за такого-то», а если это женщина, то сказать «Ляббайка 'ан умм фуля́н / Вот я перед Тобой [совершаю хадж] за мать такого-то» или «Ляббайка 'ан бинт фуля́н / Вот я перед Тобой [совершаю хадж] за дочь такого-то». Если он сделает намерение сердцем и не назовёт его имени, то в этом нет ничего страшного, а если он забыл имя того, кто поручил ему совершить хадж, то он делает сердцем намерение «за того, кто поручил ему», и если он не помнит его имени, то Всевышний Аллах знает его и это для Него не является тайной.

Совершающий хадж за другого обязан бояться Всевышнего Аллаха и стремиться совершить обряды хаджа в полной мере, поскольку ему доверено это, и он должен стремиться выполнить всё обязательное и сторониться всего запретного, а также стре­миться совершить обряды в наиболее полной мере и соблюдать все его сунны.

 Польза пятая, связанная со сменой одеяния ихрама

Вошедшему в ихра́м для хаджа или умры, мужчина это или женщина, разрешается менять одеяния ихра́ма, в которых он вошёл в ихра́м, и надевать другое одеяние, если второе одеяние относится к тому, что разрешено надевать вошедшему в ихра́м. Также вошедшему в ихра́м разрешается надевать сандалии после вхождения в ихра́м, даже если входя в него он был босым.

 Польза шестая, связанная с местом совершения двух ракаатов тавафа

Сунной для того, кто закончил тава́ф является совершить два ракаата тава́фа позади Мака́м Ибрахим, если место близкое к Ма­ка́м Ибрахим просторное, если же нет, то он совершает эти [два ракаата] пусть даже вдали от этого места. Он встаёт так, чтобы Мака́м Ибрахим оказался между ним и Каабой, и можно было действительно сказать, что он совершал молитву позади Мака́м Ибрахи́ма и последовал в этом руководству Пророка, да благословит его Аллах и приветствует. Об этом говорится в хадисе Джабира, да будет доволен им Аллах, в котором описывается хадж Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, о том, что «он, да благословит его Аллах и приветствует, оставил Мака́м Ибрахи́ма между собой и Каабой».

 Польза седьмая, связанная с тем, что са’и совершается непрерывно, и что он совершается сразу после тавафа

Лучше, чтобы са’и совершался сразу пос­­ле тава́фа, но если человек отложит его совершение надолго, то в этом нет ничего страшного, например, совершит тава́ф в на­чале дня, а са’и — в конце, или совершит тава́ф ночью, а са’и — после этого днём. Тому, кто устал при совершении са’и, разрешается сесть и отдохнуть, а затем закончить свой са’и пешком или на коляске и тому подобном. Если была произнесена ика́ма на молитву, и в это время он совершает са’и, то он совершает молитву, и, закончив её, заканчивает са’и с того места, до которого он дошёл прежде, чем началась молитва.

Также, если он совершает тава́ф, в то время как молитва уже началась, или были принесены носилки с телом умершего, то он совершает молитву, а закончив её, заканчивает свой тава́ф до конца с того места, до которого он дошёл до начала молитвы. При этом, в соответствии с наиболее правильным, как я считаю, мнением, нет нужды заново совершать круг, который он прервал, поскольку если прерывание для совершения молитвы простительно, то нет доказательства, указывающего на то, что начало круга стало недействительным.

 Польза восьмая, связанная с сомнением относительно количества кругов тавафа или са’и

Если совершающий тава́ф сомневается в количестве кругов тава́фа, и если сомнения у него возникают часто, например, он страдает постоянными наущениями, то он не обращает внимания на это. Если же сомнения возникают у него нечасто, и сомнение возникло уже после того, как он полностью закончил тава́ф, он также не обращает внимания на это сомнение, если только он не убеждён в том, что тава́ф неполный, и тогда он восполняет недостаток. Если же сомнения возникли во время тава́фа, например, он сомневается — круг который он совершает это третий, или же четвёртый, например, то в случае, если он склонился в сторону одного из двух, он поступает в соответствии с тем, в чём он больше уверен, а если нет — он поступает так, относительно чего есть полная уверенность, и это меньшее количество.

В упомянутом примере, если он больше склоняется к тому что это третий [круг], то он считает его третьим, и совершает ещё четыре, а если склоняется что это четвёртый — он считает его четвёртым и совершает ещё три. Если же он не склонился ни к одному из них, то он считает его третьим, поскольку относительно этого есть полная уверенность, и совершает ещё четыре.

Шариатская норма в отношении сомнения относительно са’и подобна шариатской норме относительно количества кругов тава́фа, как уже было изложено ранее.

 Польза девятая, связанная со стоянием в Арафа́те

Ранее уже говорилось о том, что для совершающего хадж лучше войти в ихра́м хаджа 8-го зуль-хидджа, а затем выйти в Мина и находиться там оставшуюся часть дня, ночевать в ночь на 9-е, и потом утром отправиться в Арафат. Таков предпочтительный порядок, но если он выедет в Арафат, не пойдя перед этим в Мина, то он оставит лучшее, но греха на нём не будет.

Находящийся в долине Арафат должен убедиться в том, что находится в её границах, потому что некоторые совершающие хадж стоят за пределами её границ либо по незнанию, либо слепо подражая другим. Те же, кто остановились за пределами границ Арафата — их хадж недействителен, поскольку они не находились в долине Арафата, тогда как Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Хадж — это Арафат». И где бы в долине Арафата ни остановился [совершающий хадж] — это будет действительным на основании высказывания Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, который сказал: «Я встал здесь, и вся [долина] Арафат — это место стояния».

Тому, кто находится в долине Арафата, не разрешается выходить за её границы до тех пор, пока не зайдёт солнце в день Арафата, потому что Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, стоял до захода солнца и сказал «Перенимайте от меня свои обряды [хаджа]».

Пребывание в долине Арафата продолжается до восхода солнца в день Праздника, и кто не успел в Арафат до восхода солнца, тот опоздал на хадж, а если он, входя в ихра́м, сделал оговорку «Ин хабасани ха́бисун фа-махилли́ хайсу хабастани́ / Если нечто помешало мне, то пусть место моего выхода из ихрама будет там, где Ты удержал меня», он выходит из ихра́ма и не должен совершать каких-либо искупительных действий. Если же он не сделал такой оговорки и не успел в Арафат, то он выходит из ихра́ма посредством умры, и направляется к Каабе, совершает тава́ф и са’и, и обривает голову, и если у него есть жертвенное животное (хадьи), то он закалывает его. На следующий год он восполняет пропущенный им хадж и совершает жертвоприношение (хадьи), а если жертвенного животного у него нет, то он постится десять дней, три в хадже и семь, когда вернётся к своей семье.

 Польза десятая, связанная с уходом из Муздалифы

Сильному не разрешается уходить из Муздалифы до тех пор, пока он не совершит утреннюю молитву в день Праздника, так как Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, ночевал в ней ночь перед Праздником и не ушёл оттуда, пока не совершил утреннюю молитву, и он сказал: «Перенимайте от меня свои обряды [хаджа]». В «Достоверном сборнике» Муслима от Айши, да будет доволен ею Аллах, передаётся что она сказала: «В ночь [пребывания] в Муздалифе Са́уда, которая была грузной женщиной, попросила у Посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, разрешения покинуть [это место] раньше него, и прежде чем [оттуда двинутся толпы] людей, и [Пророк, да благословит его Аллах и приветствует] позволил ей [сделать это]. Она покинула [Муздалифу] раньше [Пророка, да благословит его Аллах и приветствует], мы же остались [там] до утра, а потом отправились [в Мину вместе с ним], и мне бы хотелось обратиться к Посланнику Аллаха, как это сделала Са́уда, и успеть совершить утреннюю молитву в Мина, и бросить камешки в Большой столб раньше, чем туда пришли люди».

Что же касается слабого, которому тяжело в толпе людей у [места бросания камней] Джамарат, то ему разрешается выйти до утренней молитвы, как только скроется луна, и бросить камешки до того, как это начнут делать люди. В «Достоверном сборнике» Муслима от Асмы передаётся, что «Она ожидала пока не скроется луна и спрашивала у своего вольноотпущенника “Скрылась ли луна?”, и когда он ответил “Да”, она сказала: “Поезжай со мной”. И он сказал: “И мы отправились [из Муздалифы], и она бросила камешки, после чего совершила утреннюю молитву там, где остановилась [в Мина]. Я сказал ей: “Мы [бросили камешки] затемно!”, на что она ответила: “Нет сынок, ни в коем случае. Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, разрешил [это] женщинам”».

Поэтому тому, кто является близким этих слабых, которым разрешено уйти из Муздалифы до утренней молитвы, также разрешается уйти вместе с ними до утренней молитвы, так как Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, отправил Ибн Аббаса, да будет доволен ими обоими Аллах, из Муздалифы ночью со своими слабыми близкими. И если человек слаб, он бросает камешки вместе с ними, как только приходит в Мина, поскольку не может вынести толпы людей, но если он может [находиться] в толпе, то он откладывает бросание камней до тех пор, пока не взойдёт солнце. Это основано на хадисе Ибн Аббаса, да будет доволен ими обоими Аллах, который сказал: «Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, послал нас, мальчиков из бану Абдульмутталиб, на наших ослах, и Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, принялся хлопать нас по бедрам, приговаривая: “Сыночки мои, не бросайте камешки, пока не взойдет солнце!”». Этот хадис передали авторы пяти сборников Сунны, и ат-Тирмизи и Ибн Маджа назвали его достоверным.

Вкратце можно сказать, что уход из Муздалифы и бросание камней в Пос­лед­ний столб, а также в день Праздника, происходит следующим образом:

Первое: Сильный, вместе с которым нет слабых, не уходит из Муздалифы до тех пор, пока не совершит утреннюю молитву, и не бросает камешки пока не взойдёт солнце, потому что так делал Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, и он говорил: «Перенимайте от меня свои обряды [хаджа]». И он не разрешал никому, кто не был слаб, уходить из Муздалифы до утренней молитвы, и не разрешал бросать камешки до восхода солнца.

Второе: Сильный, вместе с которым если слабые близкие, если захочет, уходит вместе с ними в конце ночи, и слабый бросает камешки, как только прибудет в Мина, что же касается сильного, то он не бросает их пока не взойдёт солнце, так как у него нет уважительной причины.

Третье: Слабому разрешается уйти из Муздалифы в конце ночи, как только скроется луна, и бросить камешки, как только он достигнет долины Мина.

Тот, кто достиг Муздалифы только после начала рассвета в ночь перед Праздником и успел совершить там молитву, и он стоял в далине Арафата до утренней молитвы — его хадж правильный, что основывается на хадисе Урвы бин Мудриса, в котором говорится, что Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Кто присутствовал на этой нашей молитве (имея в виду утреннюю) и пробыл там до тех пор, пока мы не вышли [из Арафата], а ещё раньше простоял на Арафате днём или ночью, тот совершил хадж и выполнил его обряды”». Этот хадис передали авторы пяти сборников Сунны, и ат-Тирмизи и аль-Ха́ким назвали его достоверным. Очевидный смысл данного хадиса указывает на то, что он не обязан проливать кровь искупительной жертвы, поскольку застал какую-то часть времени пребывания в Муздалифе, и поминал Всевышнего Аллаха у аль-Маш'ар аль-хара́м, совершив утреннюю молитву. Поэтому его хадж полный, и если бы он был обязан пролить кровь искупительной жертвы, то Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, непременно указал бы на это. И Аллах знает лучше.

 Польза одиннадцатая, связанная с бросанием камней

1. Что касается камешков, которые бросают, то они должны быть [размером] между [египетской] горошиной и фундуком, не слишком большими, и не слишком маленькими. Камешки собирают в Мина или Муздалифе, либо в других местах, каждый день в отдельности, и от Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, — насколько я знаю — не подтверждается того, что он собрал камешки в Муз­далифе, как не подтверждается и то, что он собрал камешки сразу на все дни, и он не приказывал кому-либо из своих сподвижников делать это.

2 . При бросании камней попадание непре­менно в сам столб не является обязательным, обязательным является то, чтобы этот камешек упал в [окружа­ющую столб] воронку, куда собираются камешки. Если же камешек попал в столб, но не упал в воронку, то [паломник] обязан вместо него бросить другой камешек, а если камешек упал в воронку, то это будет действительным, даже если камешек не попал в сам столб.

3. Если он забыл бросить камешек в один из столбов, и бросил только шесть камешков, и вспомнил об этом только после того как вернулся на то место, где остановился, то он возвращается и бросает камешек, который забыл, и в этом нет ничего страшного. Если же он вспомнил только после того как зашло солнце, то он откладывает бросание этого [камешка] на второй день, и как только солнце пройдёт зенит, он прежде всего бросает камешек, который забыл, а затем уже бросает камешки за этот уже наступивший день.

 Польза двенадцатая, связанная с первым и вторым выходом из ихрама

Если совершающий хадж бросил камешек в Последний столб в день Праздника и сбрил или укоротил волосы, то это будет первым выходом из ихра́ма, и с него снимаются все запреты ихра́ма, такие как благовония, [обычная] одежда, подстригание волос и ногтей и так далее, кроме близости с женщинами. Ему не разрешается вступать в близость со своей женой или смотреть на неё со страстью до тех пор, пока он не совершит тава́ф вокруг Каабы и совершит са’и между ас-Сафа́ и аль-Ма́рва. Как только он совершит тава́ф и са’и, это будет вторым выходом из ихра́ма, и с него снимаются все запреты ихра́ма, в том числе и запрет на женщин. Однако, пока он находится внутри границ аль-Хара́ма, ему не дозволены ни охота, ни срубание деревьев, ни вырывание зелёной травы уже по причине [нахождения на] территории аль-Хара́ма, а не по причине ихра́ма, поскольку из ихра́ма он уже вышел.

 Польза тринадцатая, связанная с поручением бросить камешки за другого

Тому, кто в состоянии бросать камешки самостоятельно, не разрешается поручать сделать это вместо себя, вне зависимости от того, совершает ли он обязательный хадж (фардъ), или дополнительный, так как дополнительный хадж с момента его начала обязательно следует совершить до конца. Что касается того, кому тяжело бросать камешки самому, например, больному, старому, беременной женщине и им подобным, то ему разрешается поручить это тому, кто сделает это за него, независимо от того, совершает ли он обязательный хадж (фардъ), или дополнительный, и независимо от того, собрал ли он камешки сам и отдал тому, кто будет бросать их за него, или тот сам соберёт их, всё это является разрешённым.

Тот, кому поручено бросить камешки за другого, сначала бросает их за себя, а затем уже за другого, что основано на общности смысла высказывания Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, «Начинай с себя», и его высказывания «Соверши хадж за себя, а потом совершай хадж за Шубруму». Ему разрешается бросить камешки за себя, а потом за того, кто поручил ему бросить их вместо себя, стоя на одном месте, и он бросает семь камешков в Первый столб сначала за себя, затем семь за поручившего ему, и так же во Второй столб и в Третий столб, как на это указывает очевидный смысл хадиса, передаваемого от Джабира. Он сказал: «Мы совершали хадж вместе с Пророком, да благословит его Аллах и приветствует, и произнесли тальбийю за детей и бросили за них камешки», его передали Ахмад и Ибн Маджа. Очевидный смысл хадиса указывает на то, что они делали это на одном месте, поскольку если бы они сначала бросали во все три столба за себя, а затем возвращались и с самого начала бросали за детей, то это было бы передано. И Аллах знает лучше.

 Польза четырнадцатая, связанная с обрядами в день Праздника

В день Праздника совершающий хадж выполняет четыре обряда в следующей последовательности:

Первое: бросает камешки в Последний столб;

Второе: совершает жертвоприношение (хадьи) если у него есть жертвенное животное;

Третье: сбривает или укорачивает волосы;

Четвёртое: совершает тава́ф вокруг Каабы.

Что же касается са’и, то если это хадж таматту’, он совершает са’и хаджа, а если это кыра́н или ифра́д, то в случае, если он уже совершил са’и после тава́ф аль-куду́м, ему достаточно этого первого са’и, в противном же случае он совершает са’и после этого тава́фа, я имею в виду тава́ф хаджа.

Узаконенным в шариате является совершение этих действий в данной последовательности, но если он совершил что-то раньше, зарезав жертвенное животное до бросания камней, либо побрил голову до того, как зарезал жертвенное животное, либо совершил тава́ф до того, как побрил голову, по незнанию или по забывчивости, то в этом нет ничего страшного. Если же он сделал это преднамеренно, зная, то согласно наиболее известному в мазхабе имама Ахмада мнению, в этом также нет ничего страшного. Это основано на хадисе, переданном аль-Бухари от Ибн Аббаса, да будет доволен ими обоими Аллах, о том, что Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, спросили относительно того, кто побрил голову прежде чем зарезал [жертвенное животное] и тому подобному, и он ответил: «Ничего страшного, ничего страшного». Также от него передаётся, что «Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, спрашивали в день Жертвоприношения в Мина, и он отвечал: “Ничего страшного”, и когда один человек спросил: “Я обрил голову до того, как зарезал жертвенное животное”, [Посланник Аллаха] ответил: «Режь сейчас, ничего страшного». И когда другой спросил: «Я бросил камешки после того как наступил вечер», [Посланник Аллаха] ответил: “Ничего страшного”». Также от него передаётся, что «Когда Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, спросили о жертвоприношении, бритье головы, бросании камней, и когда что-то свершается раньше или позже, он ответил “Ничего страшного”, также, когда его спросили о том, кто совершил тава́ф прежде, чем бросил камешки или зарезал [жертвенное животное], он отвечал “Ничего страшного”», этот хадис передал аль-Бухари. Также в хадисе Абдуллаха бин Амра передаётся, что он сказал: «И о чём бы в тот день ни спрашивали Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, говоря, что нечто было совершено раньше или позже, он непременно отвечал “Делай, ничего страшного”».

И если он отложил заклание жертвенного животного до возвращения в Мекку, то в этом нет ничего страшного, однако не следует откладывать это до окончания дней ташри́ка. Также если он отложил тава́ф или са’и и совершил их позже чем в день Праздника, то в этом нет ничего страшного, но не следует откладывать их до окончания месяца зуль-хидджа кроме как по уважительной причине. Например, если у женщины началось послеродовое кровотечение до того, как она совершила тава́ф, она откладывает тава́ф до тех пор, пока не очистится, даже если это произойдёт после завершения месяца зуль-хидджа, и в этом нет ничего страшного, и на неё не возлагается никакой искупительной милостыни (фи́дьйя).

Ранее тебе уже было сказано о том, что время бросания камней в день Праздника для того, кто в состоянии сделать это самостоятельно, начинается после восхода солнца, а для того, кому трудно находиться в толпе людей, оно начинается в конце ночи перед Праздником. Что же касается времени бросания камней в дни ташри́ка, то оно начинается с момента прохождения солнцем зенита, и не следует бросать до этого, потому что Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, в дни ташри́ка бросал камешки только после того, как солнце прошло зенит, и он сказал: «Перенимайте от меня свои обряды [хаджа]». Время бросания камней в день Праздника и в последующие дни длится до захода солнца, и не следует бросать их ночью. Некоторые учёные считают, что если бросание камней было пропущено днём, то человек имеет право бросить ночью, за исключением ночи на 14-ое зуль-хидджа, поскольку дни Мина закончились с заходом солнца 13-ого зуль-хидджа. Первое мнение шире, и ему следует — даже если он пропустил бросание камней днём — бросить их на следующий день после того, как солнце прошло зенит, бросив за пропущенный день, а уже восполнив это, он бросает за день наступивший.

Соблюдение последовательности бросания камней в три столба является обязательным, и сначала он бросает в Первый столб, который расположен сразу за мечетью аль-Хиф, затем в Средний, а потом в Последний. И если он начал бросать камешки с Последнего столба, затем бросил в Средний, или начал со Среднего, и если он сделал это преднамеренно, зная об этом, он обязан сначала бросить в Средний, а затем в Последний. Если же он не знал или забыл, то бросание камней будет действительным, и он не должен совершать каких-либо [искупительных] действий.

 Польза пятнадцатая, связанная с ночёвкой в Мина

Ночёвка в Мина в ночь на 11-ое и в ночь на 12-ое является обязательной, и обязательным является провести там большую часть ночи, вне зависимости от того в начале ночи или в конце. Поэтому, если он отправился в Мекку в начале ночи, и потом вернулся до того, как прошла половина ночи, или направился в Мекку после того, как миновала половина ночи, то в этом нет ничего страшного, поскольку он выполнил обязательное.

Следует убедиться в нахождении внутри границ Мина, с тем чтобы не провести ночь за её пределами. Её граница на востоке это Вади Мухассир, на западе — Джамрат аль-акаба, а не сама долина, и Джамрат аль-акаба относится к Мина. Что касается гор, окружающих долину Мина, то их лицевые стороны, обращённые к Мина, относятся к Мина, и там также разрешается проводить ночь. Совершающему хадж следует остерегаться ночевать в Вади Мухассир, а также позади Джамрат аль-акаба, поскольку это за границами долины Мина, и у того, кто ночевал там, ночёвка не будет действительной.

 Польза шестнадцатая, связанная с прощальным тавафом

Ранее уже говорилось о том, что прощальный тава́ф перед выходом из Мекки обязателен для каждого совершающего хадж и умру, за исключением женщин во время месячных и послеродового кровотечения, но если они очистились до того, как вышли за пределы строений Мекки, то они должны совершить его. Если человек совершил прощальный тава́ф и вышел из Мекки, а затем остановился на один день или более, он не обязан совершать тава́ф заново, даже если он остановился вблизи Мекки.

И Аллах лучше знает, и да благословит Аллах и приветствует нашего Пророка Мухаммада, его близких и его сподвижников.

Написано пером автора 7-го ша'ба́на 1387 г.х, и хвала Аллаху, по Чьей милости вершатся благие дела….

Исправление ошибок было закончено утром в пятницу 13-го рамада́на 1387 г.х., и да благословит Аллах Мухаммада, его близких и его сподвижников.



[1]       В данном случае имеется в виду, что каждый, кому Аллах предопределил оказаться заблудшим, непременно окажется в заблуждении, и никто из творений не сможет наставить его на истинный путь. Об этом в частности говорится в словах Всевышнего «Того, кого Аллах желает подвергнуть искушению, ты не властен защитить от Аллаха» (сура «Трапеза», аят 41), и в комментарии к этому аяту Ибн Касир сказал «то есть того, кого ввёл в заблуждение Аллах, никто не сможет наставить на путь истинный, кроме Него» — прим. пер.

[2]       Сура «Украшения», аяты 13 и 14.

[3]       Свойство́ — отношения между людьми, возникающие из брачного союза одного из родственников (между супругом и родственниками другого супруга, между родственниками супругов) — прим. пер.

[4]       Необходимо помнить, что с точки зрения ислама братьями-махрамами не являются так называемые двоюродные и троюродные, поскольку брак с ними разрешается — прим. пер.

[5]       Сестрами также считаются только родные или сводные сёстры — прим. пер.

[6]       То есть родные братья отца — прим. пер.

[7]       То есть родные братья матери — прим. пер.

[8]       Этот хадис передали аль-Бухари и Муслим.

[9]       Сура «Хадж», аят 78.

[10]     По своей сути тайаммум представляет собой обтирание лица и рук чистой пылью, имеющейся на поверхности земли, песка, глины, камня и так далее, в ситуации, когда нет возможности очиститься водой либо по причине её отсутствия, либо по причине невозможности её использования (болезнь, сильный холод и так далее) — прим. пер.

[11]     То есть либо присоединив предвечернюю молитву к полуденной, совершая обе молитвы во время полуденной, либо присоединив полуденную молитву к предвечерней, совершая обе молитвы во время предвечерней. То же самое касается и вечерней и ночной молитв, когда их можно объединить и совершить либо раньше, либо позже — прим. пер.

[12]     Когда мы говорим об ихра́ме, то речь прежде всего идёт не об особом одеянии, которое надевают паломники-мужчины — в то время как женщины остаются в обычной соответствующей требованиям шариата одежде, а об особом состоянии, которое сопровождается определёнными требованиями и запретами. Поэтому далее, говоря о вхождении в ихра́м, мы будем иметь в виду именно состояние ихра́ма — прим. пер.

[13]     Один переход равен 20 милям что приблизительно составляет 32 км — прим. пер.

[14]     Неджд — центральный регион Саудовской Аравии, в мика́те ас-Сейль входят в состояние ихра́ма те, кто приезжает со стороны Эр-Рияда, а также едет на автобусах от границы с Объединёнными Арабскими Эмиратами — прим. пер.

[15]     Но для вхождения в ихра́м с целью совершения умры они выходят за пределы территории аль-Хара́ма.

[16]     То есть местностей, для каждой из которых был установлен свой мика́т — Зуль-Хулейфа для жителей Медины, аль-Джухфа для жителей Шама, и так далее — прим. пер.

[17]     Хадьи — особое жертвоприношение, обязатель­ное для совершающего такие виды хаджа как таматту’ или кыран — прим. пер.

[18]     Некоторые переводят «аль-вуку́ф» как «стояние», но на мой взгляд правильнее перевести название этого обряда как «пребывание», поскольку фард заключается не в том, чтобы именно стоять, а в пребывании, нахождении в долине Арафат определённое время — прим. пер.

[19]     В источниках по фикху используется слово «ша́т», которое одинаково употребляется как в отношении овец, так и в отношении коз — прим. пер.

[20]     То есть использовать нечто наподобие современных женских гигиенических прокладок.

[21]     Арабск. «аль-идътыба́'» — прим. пер.

[22]     Арабск. «ар-рамль» — прим. пер.

[23]     Макам Ибрахим — место, где стоял пророк Ибрахим, взывая с мольбами к Аллаху после того, как завершил возведение Каабы’ — прим. пер.

[24]     Сура «Корова», аят 125 — прим. пер.

[25]     Сура «Корова», аят 158 — прим. пер.

[26]     Местность, прилегающая к долине Арафат и к ней не относящаяся — прим. пер.

[27]     «Аль-Маш'ар аль-хара́м» это гора Кузах, у которой останавливается имам [хаджа], как передаёт Джабир, «Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, совершил утреннюю молитву в Муздалифе, затем сел на свою верблюдицу и приехал к “аль-Маш'ар аль-хара́м”, где взывал к Аллаху и произносил слова “Аллаху акбар” и “Ля иля́ха илля-Лла́х”», и стоял так, пока не стало светло. Как передаётся от Али, «Когда наступило утро, Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, встал у горы Кузах и сказал: “Это Кузах, и это — мес­то стояния, и вся Муздалифа это место стояния”». Таким образом, это место, у которого остановился Пророк в своём Прощальном хадже, известная гора в Муздалифе, там, где сейчас построена мечеть. Также от некоторых учёных передаётся, что вся Муздалифа это и есть «аль-Маш'ар аль-хара́м».

[28]     В данное время для облегчения столбы были заменены стеной — прим. пер.

[29]     Сура «Корова», аят 197 — прим. пер.

[30]     Саранча является дозволенной в пищу и в этом смысле является объектом охоты — прим. пер.

[31]     Хуфф — обувь, покрывающая ногу включая щиколотки, обычно это принято переводить как «кожаные носки», но на мой взгляд это понятие шире и может включать любую обувь из любого материала — прим. пер.

[32]     В «Муснаде» Ахмада в тексте хадиса № 26715 прямо указывается что это была верблюдица — прим. пер.

[33]     Сура «Сонмы», аят 5 — прим. пер.

[34]     Сура «Корова», аят 286 — прим. пер.

[35]     Сура «Трапеза», аят 95 — прим. пер.

[36]  Не обязательно подобное по форме и виду, а возможно равное ему (прим. переводчика).

[37]     В качестве искупления за убитое в состоянии ихрама животное, человек обязан соблюдать пост. Число дней этого поста должно быть равным количеству бедняков, которых бы он мог накормить за стоимость этого животного. При этом следует исходить из того, что на одного бедняка должно приходиться 0.5 саа еды.

[38]     Обычно это возраст 7 лет, когда ребёнок уже отличает хорошее от плохого, дозволенное от запретного — прим. пер.